19:21 

Счастье

Naruto_No_OrenzI
Надо улыбатся чтоб живым казатся. Надо улыбатся чтоб в живых остатся
Заново отредактированное и доведенное до конца.
Вообще когда я начинал это произведение думал описать все четыре времени года. Но вот получилось как обычно.

Автор: Florenc
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Слэш, Трагедия, Драма
Предупреждения: Насилие
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Мой мир. Несмотря на эгоистичный подтекст этих слов, мы продолжаем употреблять это словосочетание, потому что каждый из нас видит Мир по-своему. Каждый из нас проживает свою собственную жизнь. Иногда она кажется лишь мимолетной иллюзией, которая появляется в нашей голове лишь на миг, чтобы забыться так же быстро. А так ли виделся мир я тому, кто все время смотрел в окно, и ел бутерброд с сыром и шоколадом? Забавно, не так ли?
За окном листопад. Ты медленно бредешь по пыльному, давно забытому парку. Шуршание листьев успокаивает и, хоть ненадолго, помогает забыться. Идешь и просто улыбаешься. Поднимаешь свой взор вверх и видишь лишь тучи. За ними теплице солнце, со своими теплыми и нежными лучами. Разве можно любить солнце? Это всего лишь звезда. Она горит не только для нас, но и для других планет. А то, что мы любим, разве не является частью чего-то таково же не важного. Все, что нам нравится, мы стараемся сделать вещественным, как доказательство того, что мы существуем. Но тебя нет. Ты всего лишь забытый сон. Не все так плохо… Хотя нет. Еще хуже. Встаешь против толпы спешащих куда-то людей и понимаешь, что попросту утонешь в этом бесконечном бурном потоке, который никогда не сменит курс. Ты просто улыбнешься, но это не поможет. Им важнее запах кофе, шелест бумаг, скоротечность времени. Для них ты всего лишь тень, хотя нет, это они тени. Они боятся проснуться. Боятся увидеть мир. Они, как машины, не видят ничего за рамками обусловленными ими же. Правила. Это ведь всего лишь слова. Ты нарушаешь правило общества, надев осенью рыжее пальто, голубые джинсы, белые кроссовки. Для них ты лишь необузданное дитя. Хотя ты видишь намного больше, чем могут позволить себе они. Ты давно перешагнул через собственную тень, перестав срисовывать для себя с экрана телевизора чужие образы. А они до сих пор привыкли приходить домой, жить чужой жизнью, смотреть бесполезный ящик, и есть мороженное ложкой из пустого ведерка. Они никогда не поймут, что значит жить. Ведь это дано лишь тебе. Не так ли?
Ставить рамки, смотреть на блестящий под солнцем снег и видеть отражение собственных глаз. Разве это не чудо? Ты можешь радоваться жизни, лишь просто стоя в маршрутке и смотря на блестящие в солнечном свете дома, руины и просто другие автомобили на автострадах. Улыбаться, сидя все в том же автобусе, думать о том, что рамки этих дверей не обусловлены. И их можно изменить. Ты смотришь на нее. От нее пахнет яблоками и чем-то терпким, похожим на корицу. После ты узнаешь, что она просто любит булочки с корицей, любит солнце, любит животных. Любит растения, даже траву, по которой с удовольствием ходит летом босиком. Ей нравится ощущение легкости и любит твои глаза. Она любит все. Для тебя это странно. Теперь же ты для нее замкнут в рамки. А она для тебя является чем-то диковинным. Тебе интересно разговаривать с ней, а она лишь смеется. Этот смех созвучен с колокольчиками, легкими и незримыми. Но чего-то не хватает для любви. И вы просто остаетесь друзьями, снова сковывая друг друга рамками.
***
Ты встречаешь его. Отдаленного от этого мира. Он будто отражение в зеркале. От него пахнет снегом и мятной пастой. Он всегда выглядит идеальным. Его рамки намного больше, чем у других людей, но намного меньше, чем у тебя. Ты хочешь сделать его счастливым, потому что видишь в глубине его глаз лишь грусть. Ему все равно, пока дело не доходит до драки. Он как кукла. Тебе это не нравится и нравится одновременно. Ты хочешь стать его кукловодом. Вот чего тебе не хватало. Теперь ты любишь? Возможно. Но все получается наоборот: он подчиняет тебя, заставляя играть по своим правилам. А ты уже забываешь, зачем жил, чему радовался и с кем был знаком. Твой мир замыкается лишь на его глазах.
А за окном текут весенние ручьи. Ты вырвался. Ты снова один среди толпы. Радуешься весеннему солнцу. Делаешь кораблики из крышек, смотришь, как они плывут по ручейкам, и бежишь за ними. В лицо дует прохладный ветер, ты придерживаешь воротник своей оранжевой куртки и бежишь дальше. Ты давно не видел его, а ее и подавно. Что-то тревожит тебя, но запах какао, и апельсиновый джем делают тебя счастливым. Ты сидишь в своей маленькой комнате. Позади тебя играет все тот же надоедливый телевизор. Это ничуть не смущает, ты его даже не смотришь. А просто улыбаешься солнцу, сидя на подоконнике и жуя булочку с корицей. Ты вспоминаешь о ней, но жалеть - не твоя привычка. В дверь стучат. Тихо, еле слышно. Но ты улавливаешь этот мимолетный стук и бежишь открывать. Ты знал. На пороге стоит он. В руках веточки вербы. Ты улыбаешься и впускаешь его в свою пыльную квартиру.
Разговоры были ни о чем, но ты, наконец, видишь в его глазах счастье. Теперь и ты рад. Но все же грустно, что не ты сделал его счастливым. Он благодарен тебе. Ведь на самом деле, счастье появилось лишь тогда, когда ты открыл дверь...
Счет времени перестал быть для тебя чем-то важным. Ты сидишь на подоконнике, свесив ноги, и пускаешь самолетики, которые никогда не полетят в небо. Тебе жаль их. Но теплица надежда, что ты даешь им хотя бы каплю полета. В окно подул горячий летний ветер. Запах обожженных об асфальт шин доносится до тебя. Ветер мчится дальше, разгоняя на своем пути листки с твоими незаконченными рассказами, которые никто не прочтет. Хотя нет. Он прочел. А после исчез. Ты не видел его после той встречи. Улыбнувшись ветру, который снова потрепал твои волосы, ты возвращаешься в комнату.
***
Часто мы забываем про окружающий нас мир. Погруженные лишь в свои проблемы мы никогда просто не посмотрим на закат, на раскаленный асфальт. Сегодняшний день такой же, как и предыдущий. Ты медленно бредешь босиком по прохладному после ночи асфальту. Поднимаешь лицо вверх и улыбаешься восходящему солнцу. Люди оборачиваются, глядя на тебя. Но не все ли равно, что они думают? Ведь они знают лишь свои рамки, а ты видишь куда больше. Асфальт сменила рыхлая дорога, уходящая, будто вдаль, в бесконечность. Интересно, а бесконечность-это долго? Дорогу сменила молодая травка, еще с капельками росы. Ты медленно, будто жуя тянучку, идешь по полю. Его красота затмила все. Ветер покачивал листочки на одинокой березе, ты невольно жалеешь ее. Ведь она совсем одна. Как и ты. Но жаль тебе только ее. Ты бы хотел забрать всю боль из этого мира. Лучше корчиться самому, но не смотреть, как падают под натиском чугунной жизни другие. Присев под березой, тебе кажется, что так ты хоть и ненадолго скрасишь ее одиночество. Всем кажется, что ты не одинок, вокруг тебя всегда столько людей: в школе тебя просто обожают, но не более. Когда выходишь, то остаешься совсем один. Толпа медленно растекается на свои группы. А ты стоишь, будто в эпицентре вулкана, от которого все бегут. Это странно, но тебе не грустно, ну может совсем чуть-чуть. Это не важно. Смотришь вдаль, на медленно плывущие облака и понимаешь, как же много теряют другие люди, не замечая всю красоты природы. Слышишь тихое шуршание… кто-то идет. Оборачиваешься и видишь ее. Такая же спокойная, вокруг нее будто собирается все тепло этого мира, все спокойствие и красота. Она как летний ветерок, такой же игривый и теплый. Она подошла и села рядом с тобой. Банально. Ты думал, она тебя забыла, но ее рамки куда больше, чем ты думаешь. Разговор лился, словно ручеек, пробегавший мимо вас, медленный и приятно отдающий прохладой из-за знойной жары. Она спросила о нем, а ты даже не мог толком ничего рассказать. Просто понимая, что ничего и не знаешь. Она просит рассказать то, что знаешь. Хотя бы кусочки.
Он любит пить черный кофе по утрам, запах яблок и меда. Носит лишь черные джинсы, всегда кладет руки в карманы и ходит быстро, словно ветер. Ненавидит шум и суету, общественный транспорт и бабушек с собачками. Любит весеннее утро, и ненавидит жаркое лето. Любит Зеркала и ненавидит отражения.
Ты рассказывал ей, а было чувство, что открываешь глаза сам себе. Стало грустно от того что ты его больше не увидишь.
Она ушла, когда начало темнеть. А ты еще долго лежал под одинокой березой и считал пролетающих мимо мотыльков. Перебирал пальцами траву и рассказывал пчелам о меде. На небе появились звезды. Очень красиво, будто россыпь маленьких алмазов, которые хочется подарить лишь ему.
Ты не заметил, как уснул. Да это и не было важно, ведь дома тебя все равно не ждут. А здесь хоть пару минут можно почувствовать себя счастливым.
***
Кажется, от следующего удара дверь спадет с петель. Так бывает всегда, когда у него нет денег на очередную дозу, а единственные вещи, пригодные к продаже, есть у тебя. Сжимаясь от каждого громкого звука, ты надеешься на скорое прекращение этого ужаса. Он никогда не бывает на этой квартире, специально отселив тебя от себя. Ты знаешь, за что он тебя так ненавидит. Ты сам себя ненавидишь и продолжаешь жить. Ты веришь, в Бога и считаешь суицид грехом, поэтому сжимая в руках крестик, тихо сидишь в углу. Словно загнанный зверь в зоопарке медленно умираешь от безысходности. Задыхаясь от собственного страха, медленно поднимаешься с пола. Как фарфоровая кукла, слишком бледный и такой же пустой. Открываешь дверь не с первого раза и тут же снова оказываешься на полу, во рту вкус крови. Даже не пытаясь встать, оседаешь и полностью ложишься на холодную поверхность. Следующий удар приходится в живот, еще один в лицо. Он что-то громко кричит и срывает с твоей груди золотой крестик. Словно отрывая часть плоти от тебя. Боль и ненависть пронизывают тебя изнутри, словно в каком-то страшном сне. Крестик. Последняя работа мамы. Ты даже не помнишь, как ее звали. В памяти остался лишь ее красивый образ. Этот крестик был сделан ею за день до смерти, а за минуту до нее вложен в твои руки. Хватаешься за цепочку, он бьет резко и снова в живот. Прогибаешься, но крестик не отпускаешь. Страх ушел, оставляя на своем месте кровоточащую рану. Болезненно в руки впивается цепочка. Глухой удар.
* **
Веки были тяжелыми. Кажется, что на них положили не менее тонны чего-то сыпучего. Сахар. Осознание местности пришло через пару минут. Квартира, коридор. Рука в ужасе тянется к шее, и ты замираешь от шока. Крестик на месте. Слезы льются непрерывным потоком. Вскакиваешь на ноги и быстро обегаешь квартиру в поисках пропавших вещей. Все на месте. Распахнув дверь в ванну, медленно опускаешь глаза. Там было его тело.
***
Похороны прошли тихо. Несмотря ни на что, ты любил его, а он любил маму и ненавидел тебя за то, что ты так на нее похож. Он - это все что осталось у тебя от семьи. Комната заполнилась неизвестными тебе людьми. Одна из женщин громко рыдала. Интересно как его звали? Его существование единственное, что ограждало тебя от детдома. Ты сильно удивился подошедшей к тебе женщине. Все сошел с ума. Эта женщина была точной копией твоей мамы. Она, молча обняла тебя и сказала, что никуда не отдаст. Естественно, это была не мама. Старшая сестра. Только отойдя от шока, ты нашел различия. Контур губ не такой плавный, глаза чуть темнее и посажены чуть дальше. Почему она не приходила раньше? Несмотря на изменения, почти все осталось так же, как и было. Ты жил в однокомнатной квартирке на окраине города, только имя опекуна сменилось в документах. И никто каждый месяц не долбился в квартиру с криками.
***
Под ногами снова шуршали листья. Ты специально наступал на самые сухие, создавая хруст. Сев на скамью ты кормил голубей булочкой и тихо хихикал. Кто-то подумает, что ты псих, но это не так, ты просто счастлив. Подняв взгляд к кронам деревьев, ты различил на небе две звезды. Так грустно, что из-за яркого свечения города звезд ночью почти не видно. А ведь звезды такие красивые, словно тысячи маленьких светлячков замерли вокруг большого фонаря-луны. На твое плечо ложится чья-то рука, повернувшись, ты видишь взгляд его темных глаз. Красиво. Он как ночное небо. Загадочное и необъятное.
Утром вы проснулись почти одновременно. Завтракали лишь кофе и хрустящими палочками.
Больно так, словно на кровоточащую рану медленно льют лимонный сок. Видишь его прекрасные черты лица, как он улыбается, будто прощаясь. Нет! Ты не готов еще прощаться. Тебе было так мало времени. Так много хотелось сказать. Единственное, что получалось, так это с периодичностью бить одного из напавших. За это получаешь поддых. Связывают руки и ставят на колени, лицо упирается в жесткий, ледяной асфальт. После того, как с твоих брюк слетел ремень, ты слышишь его крик. А дальше была боль, единая, разрывающая все тело боль. Пусть лучше так, пусть лучше тебе будет больно, но не ему. Когда все началось и когда закончилось, было не разобрать. События свалялись как клок шерсти. Боли уже не было. Ты чувствовал лишь тепло его рук и тихий шепот.
Жаль, что ты не знал, что видишь его в последний раз. Не сказав, ни слова он отнес тебя домой и снова исчез. Сейчас тебе хотелось лишь одного, чтобы те парни закончили свое дело и вонзили ножик, например, в сердце. По рукам текли тоненькие красные ручейки. Нет, вены резать ты не готов, все по той же причине. Просто, лишь боль помогала хоть как-то успокоиться. Привести разум в порядок. Она позвонила вчера, сказала дату его похорон. Хоронили за городом. Раскрыв карту метро, поразмыслил, как туда добраться.
Гроб медленно опускали в яму. Самое странное - никто не плакал. Все просто стояли и слушали священника. Тихо и так неожиданно ее ладонь сжала твою. Как она узнала о похоронах и что тут делает, ты не спрашивал. Просто был благодарен ее безмолвной поддержке. Если бы не ее рука, ты бы прыгнул в яму вслед за гробом. Самая счастливая смерть, смерть с любимым человеком. Ведь разлука это так жестоко. Когда любишь, не существует таких слов как “моя жизнь”, “мой мир”, “моя цель”. Это все сливается в единое целое, превращаясь в “наше”.
Ее ты больше не видел, погрязнув в рутине, как тысячи других людей. Женился, сейчас растет двое прекрасных созданий. Мальчика назвали в честь него, а девочку в честь твоей мамы. Не смотря ни на что ты стал счастлив, даже превратившись в того меня.
Я до последнего не верил, что дописываю строки собственной жизни. И впервые за долгое время по щекам текли слезы. Мои любимые двойняшки, как всегда, резко ворвались в комнату с криками из какого-то мультика. Увидев мои слезы, попытались меня утешить, обещали не кричать и слушать маму. Я лишь тихо уткнулся в их макушки, вдыхая такой родной и любимый запах.
Положив розы на твою могилу, я тихо пересказывал получившийся рассказ. И почувствовал легкое, теплое дуновение на своей щеке. Знаю, знаю, я стал слишком сентиментален. Я тебя не забуду. Даже если мое вечно закончится без тебя. Моя любовь умрет тогда, когда я увижу последний закат этого мира.
И словно в замедленной съемке перед глазами побежали картинки всей моей жизни: встреча с ней, ночи с тобой, похороны, улыбки, прикосновения и слова. Я резко разомкнул, оказавшимися закрытыми глаза, и увидел перед собой поляну. Привстав, я огляделся, все точно так же - много цветов, повсюду летают бабочки, утренняя роса падает с листиков и одинокая береза тихо качает своими ветвями. Встав, я шагнул в новую жизнь, которую быть может, проживу более достойно, чем прошлую. На горизонте замаячил твой силуэт, жди меня и мы снова встретимся, но уже более в счастливой иллюзии.

URL
   

The World of the Teens

главная